Yevenna
Kingdom of Heaven
Заявка. Моя. Только моя. Прелесть.

Awakening #5
А) Новая
Б) кошмар/адский конь, Ильфина
В) НоММ 5
Г) Ильфине снятся единороги. Но совсем не те. Ужасы, кошмары, галлюцинации


Автор: Yevenna
Фандом: Герои меча и магии 5
Персонажи: Ильфина, Кошмар, ОС-эльф, ОС-ангел.
Рейтинг: R
Жанр: Ужасы, ангст, романс в какой-то мере, гет
Предупреждение: наличие двух ОС необходимых для сюжета
Дисклеймер: все принадлежит Нивалу
А/N: Вы просили ужасы? Вы получили ужасы со всеми вытекающими. У автора изощренный вкус на подобного рода вещи.

Покоем дышит иролланская ночь, и серебряный свет луны пронизывает листву великих древ. Там, высоко средь ветвей, склонили свои головы птицы, благоговея пред блаженным сном. Сладостным его духом прониклось все: от нежных ландышей, до могучих вязов. И сами пастыри древ, энты, замерли усмиренные тишиной. Лишь среди недремлющих чертогов эльфов, не смыкали глаз зоркие дозорные. Их дух и воля всегда были сильнее, чем манящие ночные грезы. Дыхание их касалось лишь не бдящих, смирных городских, рабочих и отдыхающих, среди которых была Ильфина. Возвратившись домой с волшебных лугов, она стремилась упасть в объятия подушек и одеял, чтобы уже в Стране Грез вновь повидать своих прекрасных единорогов. Каждый плавный ее шаг приближал к желанной цели, к любимым друзьям, тем, кто воспитал ее. Два шага до встречи с детством.
И сон охватил ее легко и быстро, унося в далекое прошлое. Что-то в нем было отрадно, а что-то печально, но Ильфина любила каждое воспоминание. И даже память о древней ране рассеивалась с явлением великолепного существа. Единорог всегда приходил и всегда уносил эльфийку далеко-далеко от жутких видений, показывая ей другую сторону Страны Грез. Теперь же она ждала. Ждала среди мрачных болот с их величавыми гнилыми деревьями. Их кривые черные сучья и ветви зловеще скрипели и трескались. Веяло холодом, и всюду гуляли тени вперемешку с могильными огоньками. Вот-вот придет он и унесет ее из этого места, как всегда было. Ильфина, не дождавшись друга, отправилась его искать в этом мрачном отражении великого иролланского леса. Не слышно не птиц, ни зверей, и дорога словно вымощена вовсе не камнем. Чем ближе она шла к великому древу, тем теплее становилось. А чем ближе она подходила к главному его залу, тем сильнее начинал душить жар. Ильфина бесстрашно открыла двери и...
Увидела сам ужас. Пылающая бездна разверзлась внутри безжизненного полого древа. Пропасть лавы и мучений, преисполненная стонов и душераздирающих криков. Лязг металла, шипение его в касании к холодной коже осужденных на страдания. И когда стоя пред великим страхом, Ильфина услышала спасительный перестук копыт, сердце ее преисполнилось надежды, ставшей страшнейшим предателем. Со всей своей мощью влетел в залу Адский Жеребец и, протаранив хрупкую эльфийку, воздел ее, истекающую кровью из самого чистого сердца над самой бездной, словно завершающий символ Великой Боли и Мучения. Символ торжества Уродства и Разврата над Чистотой и Гармонией.
Эльфийка с громким криком очнулась ото сна. Дрожа всем телом и испуская неконтролируемый поток слез и всхлипов. Вбежавшие в комнату дозорные тут же принялись успокаивать девушку. В комнату вошел ее старый друг – Аталион. Он, обхватив ее за плечи, тихо прошептал ей:
- Это всего лишь сон. Ты с нами, в реальности. А здесь не властны грезы и кошмары.
Его ровный спокойный тембр и утешительные слова, успокоили Ильфину. Она еще раз тяжело вздохнула и обняла эльфа.
- Все позади, леталлан(1).
Вновь Ироллан обласкан светом солнца, мягким и теплым. Аталион подал Ильфине чашку с травяным настоем.
- Это должно усмирить в тебе тревогу, леталлан.
Сделав пару глотков, эльфийка посмотрела куда-то вдаль, уйдя в свои размышления. Ее друг глядел на нее с жалостью и какой-то своей особой нежностью. Он держал ее за руку, мягко поглаживая тыльную ее сторону. И это в действительности снимало все тревоги. Выдохнув наконец, Ильфина улыбнулась Аталиону и они, как много раз до этого дурного сна, завели разговор по душам. Эльфийка больше не металась, словно пугливая лань, и так прошли добрые пять дней. Дней новой Гармонии и Света. Говорили, в город прибыл имперский посланник. Примечательно, что это был ангел, а не человек. Ильфине давно хотелось обсудить многое с Детьми Эльрата, ведь их родной свет так близок всему живому в Ироллане. Интересно, какой они видят Гармонию?
Последний вечер выдался дождливым и большая часть гостей и местных жильцов эльфийского городка. Ильфина сидела у окна своей светлицы, разглядывая круги от капель дождя на озере. Одна такая крупная капля щелкнула эльфийку по носу, напомнив, что уже довольно поздний час. Скинув дневное одеяние и украшения, сняв цветы, девушка легла в постель и провалилась в сон.
Видение приняло облик темной твердыни с багрово-алыми знаменами и бесконечными коридорами. Не желая стоять на месте и ждать своей участи в этом новом кошмаре, девушка как можно быстрее миновала первые два поворота и три коридора. Этому лабиринту не видно было ни конца, ни края. И возможно Ильфина остановилась бы подумать, если бы не услышала грозный стук копыт. Табун адских жеребцов, бешенный и безумный, несся за эльфийку, уже почти дыша ей в спину. С пылью летели искры, дыхание их преисполнено огня. Едва дыша, Ильфина бежала, не помня себя, словно сошла с ума вместе с этими исчадиями Шио. Воздуха не хватало, а ноги ныли от переутомления уже после восьмого поворота. Девятый стал для эльфийки роковым. Всего одна предательская ступенька, оставила ее умирать под копытами адских жеребцов. Она еще была жива, когда пол под ней провалился, обернувшись знаменитой ловушкой с шипами. А кони все как прежде втаптывали ее в эти шипы. Она должна была умереть от таких увечий, но воля кошмаров не позволяла. Подхватив изуродованное тело, безумные кони откинули его в главную залу, где оно бессильно скатилось в огненное озеро, которое стало супом из слез, крови и живых еще тел. Оглушительный шум воплей и бешеного ржания кошмаров, питающихся угасающим разумом страдальцев.
Ильфина вновь проснулась в ужасном состоянии. Дрожь во всем теле не унималась, даже после утреннего чая и кожа болела, словно опаленная чем-то. В этом-то и был весь ужас: Ильфина при каждом расплывчатом видении кошмара чувствовала вполне реальную боль.
Она, пугаясь каждого шороха, шла по длинному коридору чертогов, зажмуривая глаза и боясь, что-то вот-вот выскачет тот самый табун коней Инферно. К ней беззвучно подошел огонек, как позже она разглядела – ангел.
- С тобой все в порядке? – спросил он тихим мягким голосом.
- Д..да, -как-то неуверенно промямлила Ильфина.
Ангел опустил легкую руку ей на плечо и, улыбнувшись, сказал:
- Навести сегодня своих наставников. Добрый друг утешит лучше любого травяного настоя, доброе его слово вылечит лучше лекарства.
Эльфийка слабо улыбнулась.
- Все сны – это просто спутанные мысли наших утомленных умов, верно?
- Наверное, – кивнул ангел, уже обеспокоенно глядя на девушку. – Вам приснился кошмар?
- Да, совсем безумный.
- Что ж, я надеюсь, он вас более не тронет. В крайнем случае, сэрра(2), я всегда готов помочь вам.
- Спасибо.
Они расстались с легкими улыбками, но стоило ангелу уйти. Как тревога вновь закралась в сердце, Ильфина бросилась бежать в лес к Аталиону, чтобы теперь найти покой в его объятиях. Чаща, где охотился эльф-дозорный, была столь глухой, что свет едва-едва проникал. Впрочем, редкие тропинки все же были утоптаны и посыпаны мелкими камешками. О, этот жуткий стук! Он вновь нашел Ильфину. Зловещее цоканье, казалось, доносилось отовсюду, из-за каждого дерева. Эльфийка укрылась под корнями огромного дерева, поджала к себе колени и укрыла лицо руками. Шепча себе: «Это всего лишь сон». Открыв глаза, Ильфина вновь увидела чудовищный багряно-алый цвет. И даже такая мелочь напугала ее до такой степени, что ее и без того, бледное лицо, уже стало отдавать серым. А ведь это всего лишь шарф Аталиона.
- Ты пугаешь меня, леталлан, - робко произнес охотник.
Он подхватил ее на руки и понес назад в сторону городка. Она вжималась в него каждый раз, когда слышала лошадиный стук и отказывалась говорить, что ей снилось теперь. Аталион предлагал ей разную помощь, а потом, нежно поцеловав ее в лоб, предложил ей свое дежурство. Обещав, что будет с ней, когда она заснет, эльф проводил ее в светлицу.
Аталион лег рядом с Ильфиной, обняв ее за плечи. Он любил ее, берег ее. И больше всего боялся потерять или увидеть, как она страдает. Он находил гармонию в ней и желал гармонии с ней. Она это чувствовала и решила завтра поговорить об этом, сказать ему, что это взаимно. Лунный свет сокрыло редкое облако, и тревожный сон вновь снизошел к девушке.
Бесконечная долина зеркал – вот новый кошмар Ильфины. Всюду разбросаны осколки стекла, эльфийка шла как можно аккуратнее, со всей присущей ей грацией. Всевозможные кривые зеркала издевались над цветущей красотой, как только могли. Странные искривленные силуэты, далекие от истинной Ильфины, но близкие к ее образу. Изуродованные силуэты, согнувшиеся во всех мученических позах: распятие, повешенье, четвертование, которое удивительно точно отразилось в одном из треснувших зеркал, даже обезглавливание удивительно четко передавалось на большом ровном зеркале в мрачной черной оправе. На одних зеркалах силуэт ослеп, на других словно бы нет рук или ног. Бал экзекуций предстал глазам эльфийки. Вспоминая старые устои Империи, разве может она сказать, что это нереально? Так называемый «Бычий Сапог»(3) сел на ножку отраженной эльфийки как влитой, хотя это было лишь пятно на стекле. Но то были кривые зеркала, прямые правильные отражали не столько пытки, сколько полное унижение. Изнасилование, избиение – меньшее, что они творили с дивным прекрасным образом эльфийской девы. И всюду раздавался громкий плачь и стон Ильфины. Однако сама она, скрепив дух, шла все далее. Она чувствовала, что именно в эту ночь. Она найдет виновника своих кошмаров. Она найдет своего врага и воздаст ему за все, что он сделал с ее покоем и гармонией.
В конце бесконечной череды зеркал стоял ее немезис(4). Огромный Конь-Кошмар, чернее ночи с глазами ярче крови. Он стоял, торжествующе попирая труп единорога, который обычно приходил за Ильфиной во снах. Тогда, поддавшись подлинному гневу, самой жуткой ненависти, эльфийка схватила самый острый осколок кривого зеркала и, в безумстве схватив Кошмара за загривок, стала кромсать его со всей силой своей тонкой узкой руки. Багровые реки стремительным потоком залили пол. Они хлестали из лопнувших зеркал и рваных ран Кошмара. Ильфина утонула вместе с Кошмаром и ее бесценным единорогом…
Утром Аталион проснулся в не меньшем ужасе. Вся постель была залита кровью, а Ильфина исчезла, словно бы ее никогда не существовало. Охотник носился по всему чертогу, тщетно ища любимую Ильфину. На шум сбежались дозорные, а с ними и светлый ангел. Аталион в бессилии заплакал, а дитя Эльрата, взглянув на светлицу эльфийки, все понял. Кошмар свое дело сделал, забрал и душу, и тело, и разум. И, на его счастье, прихватил с собой и сердце несчастного Аталиона. Ангел не успел помешать исчадью ада, ведь это и была причина его приезда. Если бы его проинформировали лучше, он бы заранее подготовился к такому положению дел и успел бы оказать необходимую помощь. Если бы, если бы! Ужас затронул всех. И унес все что мог: прекрасную деву, сердце охотника, уверенность ангела и покой горожан.
- Пусть будет делом моей чести, вернуть цветущую деву домой! – громко произнес сын Эльрата и скрепив свой союз с Аталионом, покинул город в поисках Кошмара Ильфины.

1) Леталлан — авторское эльфийское слово, означающее "друг", "соратник"
2) Сэрра — авторское ангельское слово, означающее "госпожа", уважительное обращение к даме
3) "Бычий сапог" — эквивалент "Испанского сапога", известного орудия пытки
4) Немезис — переводится как "заклятый враг", употреблено во избежание повторения слова "враг"

@музыка: аж целый трэк-лист под это использовала О_о

@темы: Heroes of Might and Magic 5