19:38 

Внезапно! Фанфик!

Yevenna
Kingdom of Heaven
Название: Сокол
Автор: Yevenna
Фандом: Heroes of might and magic 5
Персонажи: Брайан Сокол, Эльрат, мельком ангелы, люди, Иштван и другие.
Жанр: романс, исторический фик.
Предупреждения: беты не было.
Рейтинг: G
Размер: миди
Дисклеймеры: Нивал и Юбисофт.
Размещение: где хотите, только меня как автора упомяните.
От автора: Задумывалось как Исторический (!!!) фанфик. А получился какой-то романс.
Посвящается Дрейкорд.

Сегодня юный Брайан впервые узрел ангелов. Эти дивные создания Эльрата молчаливо слушали и внимательно смотрели на герцога. Соколу стало немного не по себе от их взглядов, слишком пронзительные, но в тоже время, их светлые глаза манили его. Эти странные существа Света. Брайану казалось, что он видит их насквозь и, в тоже время, ему казалось, что он ослеп. Ангелы. Они были и сильны, и мудры. Они выглядели молодо, и весь их силуэт, окружал ореол света. Лица казались спокойными, но в глубине их чистых светлых глаз виднелась горечь и боль.
Огненные войны. Брайан вдруг вспомнил, что именно ангелы приняли основной удар. Их дома разрушены и им ничего не осталось, как ютиться на границе Империи Людей. Да, ангелы выносливые, но Сокол видит – они устали. Они так устали от потерь, их так измотала боль. Но юный герцог ничего не может сделать, а потому, напоследок, произносит то, что ему велели:
- Держитесь подальше от границ наших земель. В противном случае, это будет расцениваться, как вторжение, и вам будет оказан отпор.
Ангелы вновь молчаливо кивнули, а сердце Брайана сжалось от сказанных им слов. Уходя, вслушивался в шелест перьев, и каждый шаг давался ему всё труднее.
Император, отец юного герцога, не разделял мнений своего сына об ангелах. Старый маразматик! Параноик! Брайан ненавидел эту манеру отца недоверять всем. Осторожность – похвально, но крайнее недоверие – это, простите, одержимость. Сокол и так, и по-другому пытался убедить отца снизить требования к детям Эльрата, но Император был непреклонен. Брайану ничего не оставалось, как бросить пару последних гордых слов:
- Вот увидишь отец, я стану намного лучшим Императором, чем ты.
Отец лишь грубо сплюнул.
Когда ночь опустила свой покров на Империю, Сокол сел у окна, разглядывая причудливую сеть звезд. Лёгкий ветерок играл со шторкой, и, вздохнув, Брайан крикнул во тьму ночи:
- Силат, ты покровительствуешь знаниям. Так позволь мне узнать детей брата твоего Эльрата! Позволь найти ответы, на мои вопросы!
Неожиданно, в комнату ворвался сильный ветер, и Брайан резко закрыл окно.
Отказ? Или… Что это было?
Одно герцог понял точно – Силат его слышал.

- О, гляжу, этот юноша проявляет немалый интерес к моим творениям, - мягко протянул Эльрат, обращаясь к своему брату, Силату.
- Пф, - фыркнул Дракон Воздуха. – Мои подданные могут проявлять интерес к чему угодно. Я, в отличие от тебя, не держу их, как собак, на привязи.
- Я вовсе не тиран, каким меня описывают, - несколько обиженно произнёс Дракон Света. – Люди часто заблуждаются.
- О, конечно, виноваты только люди.
- Довольно, брат, - Эльрат примирительно выставил лапу вперёд. – Я не хочу вновь начинать этот спор. Но скажи мне, что это за порыв ветра? Ревность?
- Не глупи, Эльрат. Я не испытываю подобных чувств.
- О, даже так. Мне кажется, или это обычно мои фразы?
- Просто замолчи.
Эльрат мысленно улыбнулся.
- Ясно, ты возлагаешь большие надежды на этого юношу. Надеешься, что он возвысит твою Империю. Да, потенциал у него, несомненно, есть. Но, дорогой брат, когда ты последний раз навещал свои творения?
- Хочешь отнять у меня Империю? Что, твои игрушки сломались, и теперь ты хочешь новые? Нет, братец, я не позволю.
Эльрат тихо рассмеялся.
- Это не тебе решать, Силат. Это решит Брайан.
- Вот как?! – Силат был возмущен. Мало того, что Эльрат каждый день читает ему нотации, так он ещё и Империю отнять хочет.
- Ты же не держишь своих подданных на привязи, ведь так? – Эльрат ухмыльнулся. – Вот пусть и решают, кто им нужен тот, кто действительно может нести ответственность, или тот разгильдяй, который навещает их раз в пятьсот лет.
Силат ураганом вынесся из Чертогов Эльрата.
«Упрямый, - подумал Дракон Света. – Ну, хоть в чём-то мы с ним похожи».

Дни Брайана Сокола протекали напряженно. Отец выдвигал всё более и более жесткие требования к ангелам, можно сказать, гнал их отовсюду, даже если они не нарушали границ. Сокол вновь и вновь навещал дивных созданий Света, вновь и вновь принося послания, общий текст которых звучал так:
«Мне наплевать на ваше положение. Проваливайте, и чтоб духу вашего тут не было, твари».
Ангелы слушали и терпели. Милосердные создания. Они видели, как тяжело даётся каждое слово юному герцогу. Тогда один из ангелов выступил вперёд и пригласил Сокола в их лагерь. Сокол, скрывая истинную радость, сдержанно кивнул в знак согласия, и ангелы приветливо заулыбались.
Их лагерь выглядел так же, как любой человеческий, разве что он был... идеальным. Всё вокруг было столь аккуратным, что, не зная, сколько здесь стоит этот лагерь, нельзя сказать, что он был сделан на скорую руку. Ангелы видели удивление герцога и тихо перешептывались. Одна женщина из них подошла к Соколу и спросила:
- Не желает ли его Величество, Герцог Сокола, присоединиться к скромной трапезе?
Брайан скромно ответил, что нет, но ангел настаивала. И он не мог ей отказать, так чудесно звучала её речь, и так дивен был её лик, что другие ангелы, вновь немного смеясь, подхватили герцога и усадили, так как он был, по-видимому, слишком очарован милой женщиной, чтобы самому найти путь. Обедали скромно, но даже столь простая еда казалась герцогу намного приятнее, чем тысячи яств в его замке. Здесь даже дышалось легче. Время останавливалось, и душа благоговейно замирала. Всё дело в этих детях Света. Вокруг них всё очищалось, не было никакой лжи, никакой лести. Они принимали герцога как простого гостя, и Соколу это нравилось. Честные, не то, что все это сборище в замке. Брайан тяжко вздохнул.
«Если бы ты видел их, отец».
После трапезы Сокол смог расспросить ангелов о Свете, и они многое ему поведали. О Небесных городах никто из них не упомянул, слишком тяжкая потеря. Но о Эльрате и магии Света Сокол услышал многое и был крайне заинтересован. Он даже попросил обучить его этой магии. Ангелы переглянулись. У многих из них на лице читалось сомнение, но тот ангел, что пригласил герцога, взял Брайана за руки ладонями вверх и спросил:
- Веришь ли ты, что наш Владыка и отец Эльрат так же силен, сколь и твой Хозяин Ветров, Силат? Веришь ли ты, что силы Света способны даровать тоже, что способны даровать иные стихии вместе взятые?
- Искренне верю, - подтвердил Сокол.
Ангел улыбнулся.
- Тогда, - сказал он. – Силы Света доступны тебе, ибо именно Вера определяет, сколь совершенно ты владеешь этой силой.
Он отпустил руки Брайана и попросил создать небольшой лучик.
- Но я не владею магической силой! – удивленно и испуганно произнёс герцог.
- Верь, - сказал ангел и стал ждать.
Сокол сосредоточился. Он не знал, сколь сильна его вера, и немного побаивался показаться глупым неумехой в глазах этих прекрасных созданий Эльрата. Брайан закрыл глаза и прислушался к сердцу. А когда он вновь взглянул на свои ладони, то в них светился маленький лучик. А вместе с лучиком засияли и лица ангелов. Они все были и удивлены, и рады.
И этот день Брайан Сокол хранил в своём сердце как одно из самых тёплых воспоминаний в его жизни.
Уже вечером его позвали к Императору, доложить об обстановке на границе. Однако юный герцог не явился, он был слишком увлечён Светом. В библиотеке он провел всю ночь, и когда сам Император лично пришел к нему, Брайан был уверен, что сейчас он, наконец, уговорит отца помочь ангелам. Он верил. И Вера не подвела его.

Спустя неделю Брайан Сокол принёс благую весть ангелам. Их согласилась принять в Империи. И с тех пор, прогулки по «кварталу ангелов» в Гнезде Сокола, стали главным занятием герцога. Дети Света улыбались Брайану, они были более чем благодарны. Во время одной из своих прогулок, герцог наткнулся на существ ещё более чудных, чем сами ангелы. Это были их дети. Милые, нежные создания с пушком в крыльях. Все как один добрые, доверчивые. С большими чистыми глазами, как у их родителей. Они тут же стали объектом интереса всех людских детишек. И если человеческий ребёнок дружил с ангельскими детками, то это делало его в глазах других людских детей чуть ли не королем мира. Да и вообще, приход ангелов оживил Империю. На полях они почти не работали, зато лечили больных, утешали страждущих и охраняли нуждающихся в защите. Сокол даже смог выпросить двух ангелов с личную охрану, словом, они быстро освоились в Империи, и люди стали плохо представлять себе жизнь без них и магии Света.
Однако недовольные были. В герцогстве Грифона ангелов так и не приняли из-за различий веры. «Больно нужно», - фыркал Брайан каждый раз, когда ему сообщали о герцоге Иштване и его жрецах Силата. А потом Сокол мысленно добавлял: - «Мне больше достанется».
Вечером одного из таких приятных дней. Наблюдая закат, герцог задался вопросом:
«Эльрат. Какой он? Насколько может быть великолепен он, когда столь дивны его дети?»
Эльрат. Ангелы часто поминали его, но только по делу, когда молились или когда просили исцелить или благословить кого-либо. Они описывали его то, как прекраснейшего златого дракона, то, как величайшего и сильнейшего архангела. Брайана манило к Свету. Манило к Эльрату. Герцог задумался, если Силат услышал его просьбу, то может и Светлейший брат Хозяина Ветров услышит?
«Эльрат, - Сокол замялся. Он никогда ещё не молился кому-либо кроме Владыки Воздуха и не знал, как обратиться к его Светлому брату. – Светлейший Эльрат. Я никогда ранее не обращался к тебе, ибо не ведом мне был твой Свет. Но я узрел твоих детей и был поражен их красотой и чистотой. Я был поражен чудесами, что свершаются при помощи твоих светлых сил. А потому, я спрашиваю, могу ли я узреть тебя, Эльрат?»

Эльрат наклонил голову к Силату.
- Видишь, брат мой? – тихо произнёс Дракон Света. – Я нравлюсь ему, а мои ангелы нравятся твоим людям.
Хозяин Ветров фыркнул.
- Силат, - Светлейший аккуратно коснулся лапы своего брата. – Взгляни на этот мир. Разве это не прекрасно? Зачем нам спорить, когда наши дети живут в согласии? Прошу тебя, брат, давай не будем спорить и враждовать. Это может нарушить порядок.
Вздохнув, Дракон Воздуха положил свою лапу поверх братской.
- Согласен.
И Эльрат улыбнулся брату, но мыслями он был обращен к юному герцогу Сокола.
«Как же мне исполнить твою просьбу, Брайан?»
- Знаю, - вслух проговорил Эльрат.
Силат не предал значения этим ловам, думая, что они обращены к нему.

Брайан долго не мог заснуть. Он надеялся получить ответ. Однако, спустя долгие часы ожидания, сон всё же сморил его.
Во сне Сокол видел много приятных сердцу картин. Он видел своё детство, свою мать. Вот служанки поласкают бельё, и отблески света играют на воде. Вот и сам маленький Брайан, играет с «солнечными зайчиками» и ветром. А там, вверху горит яркое Солнце, одно из лучших творений Эльрата. Герцог взглянул на него и понял, что оно вовсе не режет глаз, как обычно. Сокол стал различать смутный силуэт Солнца. Оно приближалось. И чем ближе оно было, тем четче видел Брайан фигуру подобную элементалю Света. Лучи пронзали тело герцога, изучая его, поникая в душу. От этого немного покалывало, но Сокол не обращал внимания, лишь наблюдал за сиянием. А когда оно подняло к герцогу свои очи, Брайан понял, на него смотрит сам Эльрат.
- У тебя чистая душа и доброе, благородное сердце, Сокол, - обратился к герцогу Светлейший.
Брайан хотел было поклониться, но Эльрат остановил его.
- Не нужно. Обращайся ко мне так, словно видишь старого друга, Сокол.
- Как скажешь, Эльрат.
Элементаль облетел вокруг человека, разглядывая его, а потом замер.
- Ты хотел узреть меня, но, увы, я пока могу явиться тебе только во сне, - произнес Светлейший, складывая руки на груди. – То, что ты видишь, лишь ничтожный отблеск моего истинного вида.
- Ты и так выглядишь великолепнее всех своих творений, - с восхищенным вздохом сказал герцог.
- Хватит, - рассмеялся Эльрат. – Ещё пара таких реплик, и я начну думать, что ты питаешь ко мне нежные чувства, большие, чем просто восторг.
Светлейший ещё раз оглядел Брайана.
- Скоро рассвет, Сокол. Тебе нужно встретить его, а потом, возможно, спустя недели или годы, ты увидишь меня вновь, но уже наяву.
Под эти слова герцог проснулся, и светлый образ Эльрата запал глубоко в душу Брайана.

С того дня прошло два года. Император умер, и его место, по праву наследства, занял его сын – Герцог Сокола. Первым же указом нового императора была смена веры. Так, Империя Сокола стала Священной Империей Сокола, а народ её отвернулся от Силата, предпочитая ему Эльрата.
Впрочем, не всё было так идеально. Герцог Иштван, отказавшийся принять новые законы, развязал войну с Императором Брайаном. Многие герцогства поддержали мятежника, выдвигая Соколу обвинения в убийстве собственного отца. Но император ничего не боялся. Ведь, на его стороне сам Эльрат, не так ли?
И император был прав. После очередного доклада о бунтах, с больной головой, Брайан направился в свой кабинет, где его ждал сюрприз.
На его кресле сидел архангел. Совсем белый, словно прозрачный, но светящийся изнутри. Он улыбался и держал в руках причудливый ларец.
- Здравствуй, Сокол, - произнёс он, и император тут же узнал голос гостя.
- Эльрат!
- Да, Сокол, это я. Но говорить мы будем вовсе не обо мне, - Эльрат встал, жестом повелевая Брайану сесть на его законное место. – Я хочу, чтобы твой народ увидел, что я благоволю ему. Я принесу в дар твоей империи то, что находится в ларце у меня на руках. И этот дар, раз и навсегда решит исход гражданской войны.
- Что это за дар? – замерев, спросил император.
- Увидишь.
Приказ собрать народ на главной площади был отдан моментально. Все жители Гнезда Сокола, главной столицы империи, высыпали на площадь, где должно было состояться обращение Императора к народу. Люди ждали, и вот, из-за щитов стражи выступил сам Брайан Сокол в сопровождении архангела невиданной красоты. Светлейший держал в руках заветный ларец и загадочно улыбался. Император поднял руку вверх, и шум на площади сменился тишиной.
- Граждане Священной Империи, сегодня сам Эльрат улыбается вам! В знак своего благоволения, он преподносит дар нашей славной Империи.
Светлейший архангел встал рядом с императором и раскрыл ларец. Многие просто раскрыли рты, не в силах что-то сказать. А у Брайана перехватило дух.
- Всё верно, - произнёс архангел. – И этот дар – Слеза Асхи, Драконицы Порядка, создательницы нашего мира. Теперь эта Слеза принадлежит вашей Империи, да будут славны деяния её сынов и дочерей!
Светлейший развернулся к Соколу, и тот с благоговением взял в руки древнейший артефакт и поднял его вверх под ликование людей и ангелов.

К Иштвану пришли плохие вести. Герцог Грифона с силой ударил по столу.
- Нужно сплотиться против этого фанатика! – кричал он на других герцогов, и те кивали. Многими из них двигала зависть, желание завладеть Слезой Асхи, многие просто недолюбливали Брайана, но Иштван считал его действия оскорбительными по отношению к Великому Владыке Ветров – Силату. Ярость глубоко запала в душу Грифона и поселилась там навсегда. Иштван немедленно послал гонца к Брайану, отправляя ему самое, что ни на есть, оскорбительное письмо. Он не просто бросал перчатку, он бил ей по лицу.

- Как грубо, - фыркнул Эльрат, стоя рядом с Императором в тронном зале. Люди считали архангела одним из генералов Дракона Света, не догадываясь, что видят самого Светлейшего. И неудивительно, всё-таки, свое настоящее имя архангел так и не назвал, его знал лишь Император. Многие люди побаивались Белого Советника Сокола, столь пронзителен был его взгляд. Стоило посетителю лишь раз соврать, как светлейший архангел склонялся над ухом Императора и тот, смотря на лжеца, хмурился. Никто не мог скрыть что-либо от взора Светлого Советника Сокола. И Брайан был более чем доволен этим. Он получил всё, чего желал. В его охране состояли одни из сильнейших ангелов, его Империя процветала, его народ почти забыл, что такое болезни и голод. Но главное то, что за спиной Брайана стоит, ни кто иной, как сам Эльрат. Сокол чувствует и видит, как белоснежные крылья архангела светлым ореолом нависают над ним, человеком.
Брайан мысленно смеётся.
«Я действительно скоро стану питать к нему нежные чувства».
А Эльрат слышит мысли Сокола и произносит на ухо ему, соблюдая правила и храня свою тайну:
- Я знаю, мой император. Но я всё же надеюсь, что вы просто очарованы.
- Так и есть, Советник.
И уже вслух, так чтобы гонец слышал, Сокол сказал:
- Мы принимаем вызов.
И гонец с гадкой улыбочкой покинул зал.

Когда настал день битвы между Соколом и Грифоном, Эльрат был вынужден покинуть Брайана. И Император отпустил его. Те месяцы войны были самыми тяжкими в жизни Сокола. Каждый день умирали люди, и каждый день ангелы повторяли:
- Потерпи ещё немного, ради Света, ради Эльрата.
И Брайан, с болью в груди, соглашался.
Император смотрел вдаль, храня веру и надежду, что Светлейший вновь вернётся. Надежды надеждами, а действительность была жестока: один за другим падали войны. Она пали за Эльрата, за почти чужую веру. Но Брайан Сокол сжимал руки в кулаки и, вместе с ангелами, повторял:
- Потерпите ещё немного. Верьте, мы победим.
И Вера не предала. Победа принадлежала Соколу, и Грифон нехотя приклонил колени пред Богом-Драконом Света. Император победил, но был всё же опечален.
«Сколько людей погибло… И где же Эльрат?»
Светлейший вернулся спустя всего день после победы. Он аккуратно влетел в окно покоев Сокола и с грустной улыбкой произнес:
- Прости меня, Сокол, за то, что мне пришлось оставить тебя. Но я не мог поступить иначе. У меня были… некоторые проблемы с моим братом. Ты поймешь меня.
Затем, заметив печаль в глазах Брайана, Эльрат добавил:
- Не бойся за тех воинов, что пали в этой битве за Веру. Часть их стала ветрами Силата, и часть заняла место рядом со мной в моих Чертогах.
Человек сердцем чувствовал, что архангел желает попрощаться с ним. Потому, Брайан, собрав всю волю, спросил:
- Могу ли просить тебя остаться со мной до конца моих дней? Жизнь людей коротка, и ты вскоре вернёшься в свою обитель в Мире Духов.
Эльрат задумался. Лицо стало хмурым, но, вздохнув, архангел улыбнулся и ответил:
- Я останусь с тобой, но изредка буду уходить по своим делам, Сокол.
И император обнял Эльрата, словно старого друга, от чего сам Светлейший рассмеялся.
«Какие странные создания люди. Как же они похожи на моего брата».

И Эльрат оставался с Брайаном и в жизни, и в посмертии. И никого из людей Светлейший не любил сильнее, чем своего Сокола. И мало кто из людей отличался той же верой, что и у Брайана. А по сему, его признали святым покровителем Монахов и Паладинов, и всех, кто несёт Свет Асхану.

@музыка: Apocalyptica - Ruska; Tiamat - The Church of Tiamat;

@темы: Heroes of Might and Magic 5

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Обсидиан, огонь и свет

главная